?

Log in

Предыдущие 10

12 фев, 2016

(без темы)

нет никакого смысла быть здесь сейчас

11 фев, 2016

как хорошо, что есть это

и утро совсем не задалось. еще с будильника в 5 часов
жую обиды вчерашние-сегодняшние, жую хлебцы толщиной с лист бумаги
и слушаю прекрасный альбом Playing the Angel

самый мрачный, но не менее прекрасный от этого. ах, эта электронная грусть и тяжеловесность, как я смогла полюбить тебя в 13 лет? до дыр заслушала тогда свой пиратский за 100 рублей. и сейчас где-то лежит на полке в моей комнате вместе с другими пиратками и лицензионками за косарь. влюблена до последней ноты в эти аккорды. и слушать Macrovision, The Sinner in Me, Nothing's Impossible и I want it All можно только ради вот этой последней идеальной минуты с неповторимым звучанием. и просыпается вот мне всё то юношеское и максималистское. прекрасно, что однажды полюбила, прекрасно, что именно этот альбом. от него пахнет моей комнатой, гуашью, школьными заданиями и апрелем

и Lilian! Lilian! какая прекрасная Lilian!

7 фев, 2016

(без темы)

и я снова заболела. хожу по дому в твоих носках (единственных теплых носках в моем гардеробе), пью оставшиеся с Киева лекарства и сама себе покупаю апельсины.

3 фев, 2016

(без темы)

к слову, в Петербурге теперь светлеет уже к 9, а в 5 еще не ночь - поверьте, здесь это очень важно! почти каждый день вижу одного и того же человека в метро, думая, что он мой знакомый (?) подойти и спросить *а тебя не Костя зовут?* но моё заспанное после метро лицо и присущая стеснителньость просто не позволяют мне такую роскошь. вот и хожу, каждый раз вглядываясь в его лицо, в темноте на улице и на эскалаторе. обещала учить украинский (и не надо говорить, что там и учить нечего!), пока ограничилась только выписанными днями неделями и месяцами в блокнот. в Петербург привезли из Мексики картины Фриды Кало, а это пропускать никак нельзя, даже если стоит полкосаря. пойду! точнее пойдём. надо начинать общаться с людьями. с тех пор, как сошла с поезда киев-спб ни с кем не говорила вживую практически. привет-пока с соседкой и тоже самое на работе. те, кто ценят свое одиночество, просто не понимают, что такое настоящее одиночество! хотя и я, наверно, сама еще не дошла до этой стадии
всё как обычно. всё минорно и ужасно одиноко в этом огромном и красивом городе
Метки:

31 янв, 2016

Булгаков прекрасно писал о Киеве

Как многоярусные соты, дымился, и шумел, и жил Город. Прекрасный в морозе и тумане на горах, над Днепром. Целыми днями винтами шел из бесчисленных труб дым по небу. Улицы курились дымкой, и скрипел сбитый гигантский снег. И в пять, и в шесть, и в семь этажей громоздились дома. Днем их окна были черны, а ночью горели рядами в темно-синей выси. Цепочками, сколько хватало глаз, как драгоценные камни, сияли электрические шары, высоко подвешенные на закорючках серых длинных столбов. Днем с приятным ровным гудением бегали трамваи с желтыми соломенными пухлыми сиденьями, по образцу заграничных. Со ската на скат, покрикивая, ехали извозчики, и темные воротники — мех серебристый и черный — делали женские лица загадочными и красивыми.

еще Белой гвардииСвернуть )

Метки: , ,

29 янв, 2016

новый и прекрасный для меня Булгаков

Глубокими вечерами сидел в пыльной, низкой, со старинным запахом комнате и бормотал, глядя то на эполеты сороковых годов, то в глаза Юлии Марковны:
  — Скажи мне, кого ты любишь?
  — Никого, — отвечала Юлия Марковна и глядела так, что сам черт не разобрал бы, правда ли это или нет.
  — Выходи за меня... выходи, — говорил Турбин, стискивая руку.
  Юлия Марковна отрицательно качала головой и улыбалась.
  Турбин хватал ее за горло, душил, шипел:
  — Скажи, чья это карточка стояла на столе, когда я раненый был у тебя?.. Черные баки...
  Лицо Юлии Марковны наливалось кровью, она начинала хрипеть. Жалко — пальцы разжимаются.
  — Это мой двою... троюродный брат.
  — Где он?
  — Уехал в Москву.
  — Большевик?
  — Нет, он инженер.
  — Зачем в Москву поехал?
  — Дело у него.
  Кровь отливала, и глаза Юлии Марковны становились хрустальными. Интересно, что можно прочитать в хрустале? Ничего нельзя.
  — Почему тебя муж оставил?
  — Я его оставила.
  — Почему?
  — Он — дрянь.
  — Ты дрянь и лгунья. Я тебя люблю, гадину.
  Юлия Марковна улыбалась.
Метки:

27 янв, 2016

джа

это была, пожалуй, самая моя любимая комната хостела, в которой нам с тобой довелось жить вместе. светлая, просторная, новая и с отвратительной шумоизоляцией. так, что я выходила в одной кофте и трусах ночью на кухню и высказывала свое недовольство. а на окнах первого этажа были решетки, и я как преступница смотрела сквозь них на чудесный киевский снегопад с утра. слишком много времени провела я там одна. а по ночам я ненавидела эту проклятую гирлянду, что постоянно мигала, когда я в 10й раз просыпалась за ночь. комната пропахла лекарствами, апельсинами и твоей туалетной водой. мы испачкали белое постельное белье шоколадом, я лично лила на него чай. а в дурацкие щели *прикроватных тумб* постоянно что-то проваливалось. мы сломали что-то в ТВ и поэтому не включали его, нам хватало второго сезона Фарго, который мы так и не досмотрели вместе. у нас на подоконнике стоял долгожданный киевский торт, который наконец мне удалось попробовать, а убатареи копились лужи от сушащейся обуви.

25 янв, 2016

самое красивое здание во всём Киеве

он показал мне его уже поздним вечером. я разглядела его в темноте и уже тогда влюбилась. бедное, жалкое, но такое прекрасное! сотворенное человеком, им же и разрушенное! какие оконные рамы, какие балконы, какой фасад! абсолютно покинутое и продаётся! продаётся!
купите, сохраните!


22 янв, 2016

Рождество

и уже в Москве температура. устала таскаться по промёрзшей столице, а до поезда еще 4 часа. спрашиваем друг друга *веришь ли ты, что уже завтра?* и никому не верится. знаем, что как и всегда будем некоторое время стоять и рассматривать друг друга, вспоминая на каком именно месте та самая родинка. пограничный пункт между домом и Киевом. а дома в Ульяновске отлично же было. я маме наперебой твердила *не хочу уезжать, не хочу, не хочу*, а мама с улыбкой и так трогательно отвечала *ну и оставайся*. мама, не могу! зареклась не возвращаться! и не смогу я больше в этом городе. мне душно там, мне тесно! лучше только в нашем доме - в нашей старой квартире и новом строящемся. там, с вами любимыми мне в тысячу раз лучше. хотя со временем стали чаще подмечаться вещи, на которые раньше не сильно обращала внимания. и я снова в роли белой вороны. негодую, кричу, возмущаюсь, а мама отвечает, что так заведено уже и *не суйся*. а мне это всё дико и поучительно на будущую жизнь. милый, мы ведь не будем такими, правда?
а в Москве как-то люто, холодно. встречаешься с близким человеком, а он тебе уже и не близкий. и молчишь просто потому что не хочешь ничего ему говорить и доверять. как в бездну слова опрокидываешь. и получается, что сидите вдвоём, а на самом деле только ты, твоя температура и горло.
а до поезда уже полтора часа и я давно на киевском вокзале. время от времени пробегает дрожь и постоянно вздрагиваю - знобит немного. то ли нервы, то ли действительно продрогла на этих ваших новогодних гуляниях на Красной площади (абсолютно бестолковых и чересчур людных). невыносимо ждать. еще замёрзшая бегу искать перрон. да вот же он мой поезд! а мой 13 вагон в самом конце. чуть ли не бегу к нему, злясь на разбитую дорогу, в ямы которой постоянно попадают колёса моего нового чемодана. зуб на зуб не попадает. стучат мелкой дробью, музыклаьный бит в голове. и думаешь, всё, слягу завтра. спокойствие приходит уже в вагоне. тепло так сразу от этих занавесочек Москва-Одесса. пытаешься читать какие-то надписи на постельном белье, улыбка от украинской мовы. дело осталось за малым - перетерпеть границы и хоть немного поспать, чтобы завтра в 8.40 утра не выдавать своей усталости и выглядеть именно такой, какой он меня и запомнил в сентябре

....

20 янв, 2016

(без темы)

всё встало на круги своя: работа-дом-работа. 6-ти часовые подъемы, недосны в подземке и бесконечный денежный вопрос. чтобы выкрасть неделю в Киев решилась на враньё со своей болезнью и....заболела. минус три дня из имеющейся на двоих недели. так не честно! Киев, Киев, я скучаю. я присматривалась к тебе все эти дни, заглядывала за углы и под скатерти, словно пытаясь найти что-то. это как мой племянник, готовящийся ко сну в кроватке, звонким голосом у меня спрашивает: "Фуфа! Удобно?" Вот и не знаю, удобно мне или нет. получилось так, что о питерском платье я мечтала давно и осознанно, и оно казалось, даже было мне в пору, но в нём мне неудобно. трещит по швам от одиночества. а киевское платье я даже боюсь примерять. и вроде хочется, а вроде заранее знаю, что в нём буду чувствовать себя не в своей тарелке. удивительно, почему я раньше не замечала скорость эскалаторов в киевском метрополитене, это теперь мне питерские кажутся такими медленными, а на Золотых воротах только и успевай, что запрыгивать и скорее хвататься за поручень. бестолковая какая-то поездка вышла. ничего посмотреть не успела, разве что добралась, наконец, до арки Дружбы Народов. хотя, знатете, нет, был всё-таки в ней толк. у меня и раньше сомнений было мало, а теперь и совсем не осталось - да, с этим мужчиной я хочу жить. и не потому что все эти три дня он буквально выхаживал меня, а потому что я в нём уверена. а это, кажется, называется счастьем. так вот я счастлива. но вот тут на расстоянии это так тяжело прочувствовать, и именно поэтому мне надо снова всё бросать и начинать заново. по-новой. с новых сковородок и нового постельного белья. мне всегда казалось, что к 25 годам должна уже быть некоторая определенность в жизни - семья, работа, деньги. но то, наверное, мелочи. потому что я обрела главную определенность всей своей жизни - я нашла своего человека
Метки: ,

Предыдущие 10